Твердость под вопросом

Российские селекционеры выводят новые сорта твердой пшеницы. Семеноводы производят семена. Аграрии выращивают культуру на зерно, которое традиционно считается главным сырьем для выпуска макаронных изделий. А переработчики не спешат его брать. Почему? Попробуем разобраться.

 

Парадоксальная нестыковка

В одном из недавних интервью директор краснодарского Национального центра зерна имени П.П. Лукьяненко академик РАН Александр Романенко упомянул, что в 2018 году по заказу Минсельхоза региональные семхозы произвели более 800 тонн оригинальных семян твердой пшеницы, из них 360 тонн пришлось на центр и филиалы. А по факту удалось реализовать менее 30 тонн. И это при том, что в крае есть макаронные фабрики и даже строятся новые.

Аналогичная ситуация и в других регионах. Так, посвятивший твердой пшенице более 40 лет доктор сельхознаук Михаил Евдокимов тоже не скрывает удивления: «Вроде бы мало производим пшеницы, и в то же время возникает проблема со сбытом. Эта нестабильность сдерживает развитие рынка».

В то же время представители макаронных предприятий буквально рыщут по всей территории нашей страны и сопредельного Казахстана в поисках зерна твердой пшеницы (дурум).

В чем же нестыковка? Почему производители и потребители дурума никак не встретятся? Почему они не видят друг друга?

 

«Глютоматик» открыл глаза

 

Да все они прекрасно видят. Это я о переработчиках. Причем видят вооруженным глазом, так как имеют теперь в своем арсенале систему оценки качества зерна «Глютоматик». Это оборудование помогает определить качество глютена, то есть клейковины.

«Качество крупки (семолины) – главный фактор получения качественных макаронных изделий. Качество клейковины – главное условие производства качественной крупки, поясняет Светлана Долаберидзе, генеральный директор Агролига Центр Селекции Растений. – Клейковина – сложное соединение, основу которого составляют белки: глиадины и глютенины. У российских сортов их соотношение составляет 2:1, а должно быть 1:4. Тонкости, невидимые нашему глазу, стали основой требований, которые предъявляют на мировом рынке».

Есть много показателей, по которым определяют качество клейковины. Но камнем преткновения между поставщиками и переработчиками зерна дурума стал индекс глютена, который измеряют упомянутым выше «Глютоматиком». И чего такого важного нашли в нем макаронщики? Ведь как-то до сих пор обходились и без него?

Да, обходились. И до сих пор многие обходятся – те, что работают в сегменте эконом и среднего класса. Но рынок макаронных изделий здесь уже перенасыщен, представлен сильными федеральными игроками, с которыми сложно конкурировать. А вот ниша премиум-сегмента пока относительно свободна. И тон здесь задает итальянская «Барилла», построившая в России свою фабрику. Именно к ее высоким стандартам (по сути это европейские стандарты) подтягиваются наши макаронные предприятия. Но тут вскрылось одно непредвиденное обстоятельство.

 

Форсировать новое направление

«Индекс глютена – новый для нас критерий, – говорит селекционер из Сибирского НИИСХ , д.с.-х.н. Михаил Евдокимов. – Мы всегда определяли индекс деформации клейковины, так называемый ИДК, который характеризует механические свойства клейковины – прочность, эластичность, сжатие. По ГОСТу 2006 года для зерна первого, второго и третьего класса показатель ИДК должен находиться в пределах от 20 до 100. Разброс большой, и в принципе, все наши сорта в него укладываются. А к индексу глютена нужны другие подходы. У нас и прибора для его определения никогда не было. Только в этом году макаронная фабрика установила «Глютоматик». Мы проверили на нем свои сорта, а также алтайские, самарские, саратовские, из Казахстана. К сожалению, все они показали низкий уровень индекса глютена.  Поэтому сейчас будем форсировать новое направление. Будем искать и запрашивать исходный материал с нужными генотипами. С 2000 года мы по международной программе сотрудничаем с исследовательским Международным центром улучшения кукурузы и пшеницы CIMMYT. Есть совместная программа с Казахстаном, согласно которой раз в два года обмениваемся перспективным материалом, изучая его в разных экологических точках. Помимо индекса глютена, будем продолжать селекцию сортов на адаптивность к условиям разных регионов и пластичность, чтобы и в неблагоприятные годы они давали гарантированный урожай».

Самарский НИИСХ уже пересматривает свою селекционную программу. Другим селекционным центрам рано или поздно, но тоже придется ответить на этот вызов времени. И не только им.

 

Устаревшие документы – в архив

Как уже было сказано, Госсорткомиссия при регистрации сортов прежде всего смотрит на урожайность. А как же свойства, которые высоко ценятся производителями или переработчиками продукции растениеводства? Почему продвижение сортов, в которых аграрии крайне заинтересованы, постоянно натыкается на законодательные и нормативные барьеры, возведенные еще в советские времена?

В Послании к Федеральному Собранию в феврале этого года президент Владимир Путин призвал радикально обновить базу нормативных актов в сфере контроля и надзора. Он пояснил, что в некоторых министерствах тома различных инструкций накапливались еще с «времен Очаковских и покоренья Крыма», и призвал провести тщательный анализ и обновить нормативную базу, отправив все устаревшие документы в архив: «Давайте подведем черту и с 1 января 2021 года прекратим действие всех существующих в настоящее время нормативных актов в сфере контроля, надзора и ведомственные региональные приказы, письма и инструкции». Это прозвучало как нельзя кстати.

Буквально накануне выступления главы государства в Минсельхозе под председательством Романа Некрасова, директора департамента растениеводства, механизации, химизации и защиты растений на первом заседании Госсорткомиссии рассмотрели итоги государственных сортоиспытаний 2018 года. Роман Владимирович отметил, что сегодня необходимо обеспечить регионы сортами, способными не только проявить превосходство в урожайности, но и гарантировать качественные коммерческие свойства, востребованные на рынке.

 

Качество без компромисса

Применительно к твердой пшенице этими коммерческими свойствами стали параметры зерна, пригодного для производства качественных макаронных изделий.

Гарика Сандросяна из ООО «МТС» Щербакульского района Омской области побудила заняться этой культурой привлекательная цена на рынке. В первый год получили хорошие результаты. А во второй, из-за погодных условий, содержание и качество белка оказалось настолько низким, что пришлось продать как ее фуражную. «Еще пару таких лет, как прошедший сезон, и можно будет закрывать предприятие, – сокрушается фермер. – Затраты серьезные – на семена, удобрения, обработки средствами защиты растений. А потом продавать как фураж…». Но позиция переработчиков непреклонна: компромисс по качеству недопустим. «Сельхозтоваропроизводитель может быть уверен в том, что мы заберем всю пшеницу, если ее качество соответствует условиям контракта», – говорит генеральный директор Омской макаронной фабрики Райнгольд Фрик. А можно ли гарантировать качество зерна?

 

Шанс для аграриев

«Когда мы говорим о выращивании культуры, то должны учитывать, что технология может быть только сортовой, – отвечает Светлана Долаберидзе. – Нет технологии возделывания твердой пшеницы, но есть протокол выращивания сорта. И его надо неукоснительно исполнять. Тогда будет гарантировано и количество, и качество. Надо понимать, что все современные сорта – интенсивные, то есть очень положительно реагируют на условия, которые для них создают».

«Интенсивные сорта очень отзывчивы на хороший уход, – подтверждает эксперт из компании «Агролига» Сергей Грошев, – но, в то же время, более уязвимы. Надо знать сортовые особенности агротехники, чтобы обеспечить стабильное производство качественной продукции».

Экспертное сопровождение стабильного производства качественного зерна дает российским аграриям шанс выстроить крепкие отношения с переработчиками и со временем выйти на экспорт, как макарон, так и зерна твердой пшеницы.

 

Светлана Гришуткина

Понравилась статья - подпишись на нашу страницу

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *